Skip to content

питаниеХотите похкдеть? Используйте персонал-фитнес Действительно такое случается, но в чем же причина? Давайте попытаемся поэтапно разобраться в этом. Если человек здоров и у него нет острых нарушений обмена веществ, он активно занимается, да еще под присмотром фитнес инструктора, то есть делает все правильно. Другими словами сжигает калории, ускоряет обменные процессы и при этом не худеет!

Далее >>  

фитнесНаши тренеровки отлично вам помогут направленности и безусловным лидером в своем сегменте. Пользующееся большой популярностью не только у жителей СНГ, но всего русскоязычного Интернета. Регулярно бывая на страницах нашего издания, вы  приобретете не только большое количество теоретических знаний,  но и получите практические навыки по средством индивидуальных тренингов и систем питания, которые вы сможете заказать у нас.

Далее >>  

Главная arrow Статьи arrow Питание и диеты arrow Это сладкое слово «СВОБОДА»
 

Это сладкое слово «СВОБОДА»

E-mail

Это сладкое слово «СВОБОДА» фитнесДень добрый! Вне зависимости от времени суток, каждая женщина свободна сделать свой день добрым. И именно об этом мы с тобой сегодня и поговорим. О свободе. Наверняка тебе приходилось встречать в популярной литературе понятия «свобода от» и «свобода для».  Разница между этими понятиями на наш взгляд состоит в «ударении». В первом случае, ударение ставится на слово «Свобода», что приводит, в конце концов, к анархии, свободе любой ценой, свободе «от всего и от всех».  Во втором случае, акцент приходится на коротенькое слово «Для». Но какие перспективы оно открывает для умной женщины! Давай по порядку.

Говоря о человеке с «синдромом свободы от», мы можем предположить, что ему (ей) ох как нелегко похудеть и удерживать комфортный вес. Это напрямую связано с тем, какую порцию свободы давали в детстве родители. Есть такая очень невеселая шутка: До пяти лет Саша считал, что его зовут «Заткнись». Если слово «заткнись» заменить словами  «а ну тихо!», «не лезь, куда не просят», «надо быть послушной», «не трогай», «упадешь!», и вообще «сиди на попе ровно», то получится краткое содержание предыдущих серий о детстве сегодняшней бунтарки. Вопрос только в том, что бунт этот далеко не всегда бывает явным. Такие люди могут согласиться со следующими утверждениями: 1. Часто я молчу до последнего, а потом взрываюсь; 2. Мне сложно на что-то решиться; 3. Я склонна откладывать свои желания «на потом»; 4. Я считаю себя ненаходчивой: бывает, не знаю, как правильно ответить в конфликтной ситуации, а потом полночи «проигрываю» эту ситуацию снова и снова; 5. Мне сложно вслух уверенно отстаивать свои интересы; 6. Я не люблю просить: лучше уж самой как-нибудь; 7. Я часто стараюсь угодить другим, а благодарности от них ноль; 8. Мне не привыкать скрывать свои чувства; 9. Я не хочу ни от кого зависеть.

Конечно, родителям, воспитателям детсада, учителям в школе и прочим VIPам  нашего детства было выгодно воспитывать ребенка именно так. Очень удобно, когда ребенок растет непроблемным, спокойным, послушным. Да, им это было удобно. А каково сейчас приходится нам, имеющим в своей голове их немые команды?  Наше детство закончилось, и мы вышли в мир с набором детских ограничений. И в полной мере вкусили сладость такого воспитания. Причем, слова «полной», «вкусили» и «сладость» следует понимать буквально. Именно сладким (мучным, жирным, вообще, пищевым) мы затыкаем себе рты, когда нужно бы возразить, покричать, отстоять себя.  Именно пищей мы успокаиваем себя, когда в очередной раз не хватает смелости сделать что-то. Именно к пище мы тянемся, часто думая: «Не везет мне в жизни, так хоть поем как человек!».  Мы не хотим зависимости, делая благодаря этому хорошую карьеру. Но если копнуть, мы не хотим зависимости, потому что она означает контроль над нами, а нам этого добра хватило в детстве, до сих пор дурно! Контроль, который довлел над нами в нашем детстве, мы сделали частью себя. И теперь мы сами склонны контролировать других, и нам часть бывает очень плохо, когда мы не можем этого сделать. «Куда он пошел? С кем он там? Когда вернется?» «Ты во сколько будешь? Смотри, не опаздывай. На завтра все приготовила?» «Ну что же он не звонит? Он же обещал! Чем он там так занят, что забыл мне позвонить?» «А где ты был? А что вы там делали? А кто еще приходил? Да? А больше никто?» «А кто это тебе звонит? А по какому вопросу?» «А о чем ты думаешь?» И так до посинения. Наших родных от злости. А мы просто не умеем по-другому и очень обижаемся, когда визави пытаются прекратить допрос. Мы в ту минуту понимаем, что связались с «эгоистичным чудовищем, которое портит мне жизнь и совсем меня не любит», дальше мы «надуваем губы», но не в шутку, не показушно. Для нас это и правда бывает очень больно. С самого нашего детства мы впитали, что контроль необходим. Нас любили контролируя. А нам хотелось просто похвалы, признания. Мы впитали формулу «Любовь=Контроль». Отвержение нашего контроля мы воспринимаем как отвержение нашей любви. А кто может легко перенести отторжение? Тот, у кого здоровая самооценка, позволяющая подумать: « Ты - это ты. А я - это я. Мы не рождены для того, чтобы ублажать друг друга. Если сейчас наши желания совпали - это хорошо. А если нет, то ничего не поделаешь. Моя жизнь хороша и без тебя, это правда».

Только вот чем-чем, а здоровой самооценкой нас родители и воспитатели не наградили. Потому что сами ею «не страдали». Поэтому нам становится больно. Мы «надуваемся», не в силах высказать нашу боль (возмущаться и протестовать - это нехорошо, некрасиво. Ты ведь хорошая девочка?). Через короткое время нагрузка становится невыносимой. И дальше происходит переедание. Не просто еда, а именно переедание. Потому что в этом случае, пища вынуждена нести не только функцию поставщика белков, жиров и углеводов, но и дополнительно функцию психотерапевта, выводящего нас из кризиса. Кризиса самооценки. Так что, пища не виновата. И нет смысла желать всем тортам провалиться в преисподнюю. Даже если бы на Земле не осталось ни одного торта, сути бы это не поменяло.

Не имея смелости и внутреннего разрешения предоставить себе свободу выбора, лишая себя свободы (то есть, фактически,  осуществляя по отношению к себе взрослой то же, что осуществляли по отношению к нам, когда мы были детьми, наши родители и воспитатели) мы склонны очень злиться на тех из окружающих нас людей, кто вырос иначе и свободу предоставить себе может. Почему это происходит? В том числе и потому, что мы переносим негативные чувства, испытанные нами к «угнетателям» в детстве, на наших сегодняшних «свободолюбивых» визави. Ведь очень сложно признать, что родные люди угнетали нас и нашу свободу, сложно пережить это, согласиться с этим. И если на уровне ума этот номер еще проходит, то на уровне чувств - протест, так как понимание вопроса не решает. Необходимо осознание. А это долгий и зачастую «кровавый» процесс. Выходит, проще позлиться на чересчур свободных по нашему мнению людей рядом. Это ведь не родные родители, это не так больно, хоть и весьма болезненно. Дело в том, что люди, окружавшие нас в детстве, «инсталлируются в нас со всеми своими за и против». Отторгать их - означает отторгнуть часть себя. По крайней мере, если пытаться сделать это на ура, сходу, без сопровождения терапевта.

Есть и еще один аспект. Поскольку для таких людей проявления любви и внимания (без чего не может обходиться ни один малыш) были в их детстве тесно связаны с контролем, то они теперь подсознательно ожидают этого от своих партнеров по жизни. И если получают это, то ощущают себя подневольными, под прессом, реагируя на это подавленным бунтом, т.е. заеданием. А если не получают свою порцию контроля, то ощущают себя нелюбимыми, теми, кого игнорируют, на кого «ноль внимания». Соответственно, имея дефицит любви и признания еще с детских времен, эти люди накапливают негативные эмоции (это я еще очень мягко выразилась!) и через весьма не долгое время начинают добирать себе любви и душевного комфорта из пищи. Здесь возможны варианты какой именно пищи: если в детстве любовь, внимание были связаны с получением сладких гостинцев, то, вуаля, имеем ситуацию со сладкопожиранием.  Если ребенок получал родительское внимание в основном за столом, то «добор эмоций» будет происходить при помощи постоянного пережевывания и перекусывания, ибо именно во время этих процессов ребенок ощущал себя объектом внимания в своем детстве.

Иными словами, налицо, прошу не пугаться формулировки, мазохистские тенденции. Люди такого типа ищут себе притеснителя, чтобы хотеть притеснения (= внимания) и ненавидеть за притеснения (= бунт) одновременно. Вот и ответ на вопрос: «Чего это ко мне одни уроды липнут? Видать, судьба у меня такая».

В чем еще может выражаться такой бунт? В том, что тебе не раз наверное, пришлось пережить «на своей шкуре». Перечень причин срыва любой диеты содержит в себе и протест против навязанного диетой плана питания. Как говорится, что меня лечит, то меня и калечит. Хотя здесь уместнее сказать «пытается лечить», потому что я в своей жизни видела крайне мало людей, которые смогли довести диету до конца раньше, чем она их прикончит:))  Осуществляемый диетой контроль за питанием воспринимается психикой как «вот еще один притеснитель выискался». В этом случае, даже самые разумные ограничения в питании будут восприняты в штыки рано или поздно. И процесс будет сорван. Но и это, к сожалению, еще не все. За срывом последут попытка наказать себя за «плохое поведение».  А орудием наказания будет выступать она же - пища. Проще говоря, женщина, сорвавшая свою очередную попытку «похудеть к лету», банально нажрется практически чего попало под девизом: «Слабачка! Опять сорвалась». (Это, кстати, один из механизмов развития нервной булимии).  За этим как правило следует хрестоматийное уже «А, сколько той жизни! Все равно похудеть не получается, так хоть здесь удовольствие получу». Посему, перфразируя известную шутку о мужчине, который в ответ на вопрос, кто ему больше нравится блондинки или брюнетки, ответил «Да!», я на вопрос о том, на какую диету нужно сесть, чтобы похудеть, отвечу «Нет!»    Поскольку не диетой единой стройнеет и удерживает комфортный вес женщина умная.  А самое жирное место у человека, страдающего ожирением, это мозги. Ими и предлагаю заниматься.

Тем, кто готов признать, что хоть и напакостили нам наши VIPы в нашем детстве, но сейчас-то мы уже взрослые.  И то, каким станет наше пищевое поведение, есть результат предстоящей нам работы по выращиванию осознанности и коррекции самооценки.

 

Ну, и традиционный славянский вопрос: А делать-то что? Здесь никто никому не указ. Каждый выбирает для себя. Если обобщить, то я вижу два пути: продолжать сетовать на «такую судьбинушку, горькую женскую долю 51%»:))  или признать и работать в направлении осознания (отличие от простого «понимания» просто гигантское) того очевидного факта, что большая часть ответственности за «качество судьбы»  лежит в плоскости психологии. А на это вполне возможно воздействовать маючи час та натхнення, як кажуть у нас в Україні (имея время и вдохновение, как говорят у нас в Украине:)).

В «Славянской Клинике» представлен действенный метод помощи - психологический марафон. Именно там, а еще на индивидуальном приеме у наших специалистов, возможно провести коррекцию «горько-сладкой несвободы».

До встречи!

Обсудить новость в форуме (1 сообщений)

 
« Пред.   След. »

Generated in 0.04399 Seconds